Самый щедрый работодатель — государство, самый щедрый банк — ВТБ

Другие статьи

1 августа 2012

Кто в 2011 году при переходе на новую позицию получил наибольшее вознаграждение?

Где больше всего платят топ-менеджерам? И кто в 2011 году при переходе на новую позицию получил наибольшее вознаграждение? Ответы на эти вопросы вы найдете в очередном ежегодном рейтинге зарплат Forbes. Результаты опроса экспертов оказались довольно неожиданными: максимальные вознаграждения, по оценке хедхантеров, получат менеджеры при перемещении внутри холдингов. Cамой щедрой оказалась группа ВТБ: Юрий Соловьев перешел с поста президента «ВТБ Капитала» на должность первого заместителя президента — председателя правления ВТБ. Его годовую компенсацию эксперты Forbes оценили в $25 млн.
 
Восьмизначные суммы вознаграждений топ-менеджеров российских компаний уже не поражают воображение. Еще в 2009 году в меморандуме к IPO группа «Русал» указала, что ее гендиректор Александр Булыгин за три года получил $37 млн ($19 млн — в 2006 году и $16 млн — в 2007-м). Владимир Стржалковский, гендиректор «Норильского никеля», по официальной информации компании, в 2009 году заработал $24,8 млн.
 
«Юрий Соловьев — один из первых примеров, когда российский руководитель дорос до уровня топ-менеджеров глобальных инвестиционных банков», — уверен Артур Шамилов, партнер агентства TopContact Executive Search. В чем преуспел Соловьев? Шамилов считает, что он быстро и эффективно выстроил бизнес «ВТБ Капитала» и вывел его на первое место среди российских инвестиционных банков.
 
На втором месте с годовым доходом $15 млн оказался Михаил Кузовлев, еще один менеджер группы ВТБ. Ему предстоит заниматься реструктуризацией Банка Москвы, покупка которого группой ВТБ стала одной из самых скандальных сделок M&A за последние несколько лет. После покупки выяснилось, что брешь в балансе Банка Москвы равна 150 млрд рублей и залатать дыру без помощи государства ВТБ не сможет. Кузовлев — специалист по кризисным и деликатным ситуациям. В 2004 году он был назначен в терпящий бедствие Гута-банк, который ВТБ приобрел за символическую сумму.
 
Почему госбанки вырвались в лидеры? Сейчас у них больше бизнеса, больше возможностей совершать крупные сделки и выплачивать бонусы менеджерам, считает Алексей Сизов, консультант компании Odgers Berndtson. По словам эксперта, восьмизначными цифрами измеряются вознаграждения не только в ВТБ, но и в Сбербанке и Газпромбанке. А частным банкам приходится гораздо больше заботиться об эффективности.
 
Впрочем, за высокими заработками менеджеры частных компаний сегодня идут не только в госбанки, «Газпром» или «Роснефть». Новый тренд — устроиться на работу в организацию, занимающуюся реализацией какого-нибудь национального проекта. Риски здесь минимальны — ведь финансирование организации Олимпиады в Сочи или Инновационного центра в Сколково не прекратится ни при каких условиях. Только на подготовку саммита стран АТЭС-2012, Олимпиады в 2014 году, на развитие Инновационного центра «Сколково» и развитие Северного Кавказа из бюджета планируется потратить в общей сложности 540 млрд рублей. Это почти в два раза больше суммы, которую государство выделило на спасение Банка Москвы после его покупки группой ВТБ (295 млрд рублей).
 
Успешным партнерством с госструктурами, в частности с «Роснано», эксперты объяснили и щедрость основного владельца АФК «Система» Владимира Евтушенкова: топ-менеджеры холдинга заняли третье и пятое места в списке самых дорогих переходов в 2011 году. Президентом АФК «Система» стал бывший президент МТС Михаил Шамолин (оценка годовой компенсации — $10 млн), а на его место назначили бывшего гендиректора «МТС Украина» Андрея Дубовскова ($5 млн).
 
Единственный пример перехода из компании в компанию не внутри одной группы — возвращение Владимира Татарчука из ВТБ в Альфа-банк, где он проработал в общей сложности 15 лет. В 2010 году Татарчук ушел в ВТБ — президент банка Андрей Костин предложил ему позицию зампреда, широкие полномочия и большие деньги. Однако тандем Татарчука и Соловьева эффективным не получился. И после ухода из ВТБ Татарчук рассматривал разные предложения, в том числе от Сбербанка, но остановил выбор на Альфа-банке. Он вернулся на более высокую позицию, чем занимал перед уходом, — стал первым зам-предом, ответственным за весь корпоративно-инвестиционный блок. До ухода в ВТБ Татарчук руководил этим блоком совместно с Эдом Кауфманом, который дорабатывает в «Альфе» последние дни (до конца 2011 года). По оценкам, за год в ВТБ Татарчук получил $12 млн, а в «Альфу» вернулся на $8 млн.
 
В 2011 году были и другие назначения, которые сопровождались контрактами минимум с шестью нулями. Так, группу X5 после ухода Льва Хасиса в Walmart возглавил его бывший заместитель Андрей Гусев. В «Уралкалий» после недолгого перерыва на должность гендиректора вернулся бывший президент компании Владислав Баумгертнер. ММК вместо основного акционера Виктора Рашникова возглавил Борис Дубровский, который всю жизнь проработал на «Магнитке» и только последние два года был первым заместителем гендиректора «Уралвагонзавода».
 
Налицо тенденция по назначению «своих», проверенных кадров. «Основной задачей компаний в последнее время была необходимость сохранить, удержать свои позиции. Поэтому акционеры поручали высокие посты проверенным и ранее знакомым менеджерам, — говорит Георгий Абдушелишвили, старший партнер Ward Howell. — С другой стороны, рынок не представил новых, фантастически успешных менеджеров, за которых следовало бы бороться и тратить большие деньги».
 
В целом же по размеру компенсаций топ-менеджеров лидерство удерживают нефтянка и тяжелая индустрия. Суммы вознаграждений в основном вернулись на докризисный уровень, но все еще отстает финансовый сектор (банки, инвестиционные и страховые компании) и строители, хотя везде, за исключением страховых компаний, был продемонстрирован существенный рост.
 
Для отраслей-лидеров год не был урожайным на переходы. Специалист по подбору руководителей высшего звена для нефтяных компаний, представитель компании Preng & Associates в России Рустам Барноходжаев отмечает, что самый крупный контракт, подписанный в этом году при его участии, составил $1,5 млн. «Крупные нефтяные компании меньше пострадали от кризиса, поэтому и перестановок у них было меньше. Все открытые позиции они закрыли еще в прошлом году», — объясняет он.
Хедхантеры считают, что самые тяжелые для рынка труда времена позади. «Есть ощущение, что вторая волна кризиса уже прошла. В любом случае такого кошмара, как в 2008-м, уже не будет», — считает Андрей Филиппов, партнер компании Horton International.

Елена Березанская, Валерий Игуменов

Forbes